June 16th, 2020

Стыдное обнуление. Кремль стесняется поправки о "вечном" Путине. Кремль стесняется поправки о вечно

Стыдное обнуление. Кремль стесняется поправки о "вечном" Путине.


Кремль стесняется поправки о вечном Путине. Ее не рекламируют в социальных сетях. Ее больше не обсуждают в ТВ-шоу. Ее до последнего времени не было даже на официальном сайте, открытом для продвижения поправок. Сумеют ли замылить поправку так, чтобы люди не вспомнили, ради чего все это было затеяно?

Обсуждают политологи Андрей Колесников, Сергей Марков, Аббас Галямов.
Ведет программу "Лицом к событию" Елена Рыковцева.


Елена Рыковцева: Абсолютно исторический день сегодня: Андрей Колесников, наш любимый гость, приходит сегодня к нам по пропуску в последний раз. У нас сегодня тема замыленной "поправки номер один". Но поскольку сегодня же Сергей Собянин огорошил всех тем, что он на неделю раньше отпускает вас попастись на травку, то есть вся эта история с выгулами домов вдруг уложилась всего в одну неделю вместо двух, и завтра даже начинают работать парикмахерские. Есть смешная история, связанная с тем, что с завтрашнего дня режим самоизоляции заканчивается, вы можете общаться, гулять, но бабушки могут сесть на скамейки только с 23 июня. Моя версия, это чтобы у них осталась всего неделя на обсуждение самой главной поправки на этих скамеечках. Потому что если их посадить на скамейку сейчас, то они так перемоют кости всем, кто боится, чтобы их перемыли!

Андрей Колесников:
Естественно, первая мысль связана с тем, что это все делается для многодневного голосования, для парада. При том, что никакие медицинские показатели не указывают на то, что можно так широко снимать карантин. По стране цифры неубедительные, по Москве вроде как тоже.

Елена Рыковцева:
Но абсолютно официально отмена режима самоизоляции с завтрашнего дня – это сюрприз.

Андрей Колесников: Это абсолютный сюрприз. Будем считать, что он политически мотивирован. Других идей на этот счет нет. С другой стороны, может быть, это такой ответ на то, что снятие карантина пошло снизу. Как говорил Александр II: если не отменить крепостное право сверху, то крестьяне его отменят снизу. Ровно это происходило, начиная с мая. Вообще говоря, если судить по Москве, люди чрезвычайно дисциплинированно соблюдали все правила, я думаю, что они будут гораздо осторожнее, чем сама мэрия, вести себя в ближайшее время.

Елена Рыковцева: Наша аудитория отлично знает "поправку номер один", отлично понимает, ради чего все это затевалось. Но оказывается, не всем хочется, даже авторам этой поправки не очень хочется, чтобы на этой поправке было акцентировано ваше внимание. Есть много тому признаков.
Есть ли у вас ощущение, что об этой поправке стараются забыть, почему-то перестали ее рекламировать, афишировать? Вы прекрасно помните, что, когда выступила Валентина Терешкова, много раз ее выступление повторили, а потом вдруг настала странная тишина. Хотя Владимир Соловьев убеждает, что в системе приоритетов для власти в этих поправках на первом месте стоит социальный блок, мы с вами может быть и не поверим ему до конца.

Андрей Колесников: Соловьев проговорился, ему положено было это сказать.(Ему за это слишком много платят) Естественно, они считают, что социальные поправки – это локомотив всех остальных поправок и самой главной. Можно, конечно, думать, что российский народ является народом идиотом, он не понимает, что все эти социальные гарантии исключительно на бумаге. Пандемия показала, что патерналистского государства, социального государства в России не существует, не поступила никакая помощь совсем, деньги сэкономлены успешно. Во-первых, делается вид, что не это главное. Во-вторых, может быть немножечко стыдно в каком-то смысле, я не думаю, что в общечеловеческом, но что-то в этих поправках есть абсолютно непристойное.

Елена Рыковцева: В этой конкретно одной или во всех?

Андрей Колесников: Обо всех можно конкретно поговорить. Праздновали день рождения Пушкина, День русского языка, оказывается, Пушкин у нас писал на государствообразующем языке, получается. Знал бы он, бедный, в своем XIX веке, что он пишет на государствообразующем языке. Сейчас они на своем сайте 2020оg.ru эту поправку загнали в 7-й пункт, они объясняют, что важно, в 7-м пункте где-то в конце скромно сказано, что регулируется по-новому количество сроков президента, для действующего президента сроки, там очень изящно сказано: "Уточняются ограничения на количество сроков на посту президента. Оно (ограничение) применяется к действующему президенту без учета числа сроков, которые он занимает на момент принятия поправок". По-моему, изящно.

Елена Рыковцева: Очень четко написано, что это для Владимира Путина поправка.

Андрей Колесников: В чем, собственно, проблема. Вот это мероприятие должно было иметь мобилизующее значение, как и парад и все остальное, для того, чтобы народ сплотился на оставшееся время продолжительное вокруг Владимира Владимировича, но не получается приравнять голосование к Крыму, не поднимаются флаги до такой степени, не получается ралли вокруг флага, не получается патриотических чувств. Они не получат нужные цифры. Непонятна легитимность всего этого. Мало того, что голосование нелегитимно абсолютно, в юридическом смысле, честно говоря, ничтожно. Во-вторых, все-таки, я думаю, что реального подъема патриотического не будет из-за этих самых поправок.

Елена Рыковцева: По поводу ничтожности голосования, есть такое слово "по закону" и есть "по понятиям". Даже бывает, что по понятиям в хорошем смысле слова. Дмитрий Песков совершенно четко сказал, что для Владимира Путина, который все это затеял, будет важно, поддержат или нет. Если не поддержат, они не будут приняты. Хотя они уже приняты. Юридически непонятно, как они не будут приняты, если они уже приняты. Тем не менее, слова сказаны: они не будут приняты, если их не поддержат.

Елена Рыковцева: С нами Аббас Галямов. Если вы согласны с анализом нашего корреспондента, что эта поправка об обнулении сроков отошла на второй план, она пропала из обсуждений, ее ни разу не рекламировали, ее перестали продвигать, о ней перестали напоминать, если вы видите это, с чем вы это связываете?

Аббас Галямов: Совершенно понятно с чем – это очень непопулярная вещь. Люди при всем том, что большинство пока еще одобряют деятельность Путина, но в принципе они не хотят видеть его главой государства на следующие сроки. Достаточно посмотреть на электоральные рейтинги, которые Кремль, кстати, перестал публиковать, начиная с января, последние рейтинги опубликованы ВЦИОМ и ФОМ, электоральные рейтинги Путина были не выше 40%. То есть более половины населения не хочет видеть его президентом после 2024 года.
В этой ситуации превратить народное голосование в референдум по вопросу, а не хотите ли вы, чтобы Путин остался еще на два срока – это страшный сон Кремля.
Но поскольку это по сути главный вопрос из всех тех поправок, которые туда внесены, это единственная реальная вещь, все остальное – это словоблудие, если называть вещи своими именами, про русский язык, про брак – это союз мужчины и женщины, про Бога и так далее. С политической точки зрения это словоблудие.

Единственное – это право Путина остаться еще на два срока. Соответственно, все идет к тому, что это голосование превратится в референдум по вопросу: хотите ли вы, чтобы Путин остался еще на 12 лет? Очевидно совершенно, что Кремль этот референдум проиграет. Если избиратель именно так воспримет ситуацию, то Кремль — это голосование проиграет. Для Кремля это страшный сон, поэтому они тщательно пытаются напустить тумана побольше, поднять клубы пыли, рекламируют все, что угодно, кроме той реальной вещи, которую они пытаются замаскировать.

Елена Рыковцева: Очень интересная трактовка, почему они отказываются от продвижения этой поправки, потому что боятся, что если вы пойдете на участок с таким настроением, то вы вычеркнете Владимира Путина вместо поправок.

С нами на связи Сергей Марков. У вас создается ощущение, что поправку номер один, вы сейчас, конечно, можете сказать, что она не номер один, но есть такая публика в моем лице или в лице Андрея, которая считает, что это делалось ради поправки номер один об обнулении этих самых сроков, создается ли у вас ощущение, что перестал Кремль, власть, пиарщики, которые занимаются этими поправками, акцентировать на ней внимание, замыливать ее?

Сергей Марков: Еще раз поздравляю всех со свободой. Есть две точки зрения. Одну предложил Андрей. Точка зрения Андрея заключается в том, что главное в этих поправках к Конституции, чтобы Путин опять мог продолжать оставаться президентом. Другая точка зрения заключается в том, что главное другие составляющие в изменении Конституции. А эта поправка добавлена для того, чтобы Путин не был так называемой хромой лошадью до 2024 года или хромой уткой, как это называют американцы, чтобы не началась борьба кланов за его спиной, что он уходит. Это совершенно не значит, что он пойдет на выборы в 2024 году. Если все будет нормально, он не пойдет на выборы, другой человек и отчасти обновленная команда вместо него будет идти. Обращаю ваше внимание, что первой точки зрения придерживаются те, кто является певцами 90-х годов, которые прокляты большинством населения, которые являются защитниками бандеровской русофобской хунты на Украине.

Елена Рыковцева: Сергей, я понимаю, что вы не считаете эту поправку номером один. Вы другие логики приводите, их тоже приводили Дмитрий Киселев и Владимир Соловьев. Вы сказали, что есть две теории, две версии, два подхода, Андрей Колесников считает, что ради нее это принималось, есть подход других людей, которые ввели ее, чтобы он не был хромой уткой, и чтобы не начиналась борьба кланов. Почему ее не продвигают, не рекламируют, почему ее замалчивают, эту поправку, при обсуждении, при рекламе социальной, в ток-шоу, даже на официальном сайте ее умудрились изъять и вставили только после того, как Плющев заметил, журналист "Эхо Москвы", что ее там нет?

Елена Рыковцева: Это точно ваш ответ на этот вопрос (об обнулении). Эта поправка несущественна для них, поэтому они ее не рекламируют, а вовсе не потому, что не хотят напоминать о том, ради чего это все затевалось. Но если они почувствуют, что движение не набирает силу, они напрямую обратятся к своей аудитории и скажут: приходите поддержать Путина. И получат свои 60%.

Елена Рыковцева: Там сидел телекритик Александр Мельман, мы сказали, что если вы попробуете произнести такую вещь в каком-то из федеральных эфиров, то, конечно, вас просто со всех сторон затопчут, заклюют. Потому что там вообще не обсуждается эта поправка.

Елена Рыковцева: В эфире федерального канала, во-первых, пожелал здоровья Владимиру Владимировичу на всякий случай Борис Надеждин. Во-вторых, он назвал даже две поправки, ради которых все это, и все равно его затюкали, затопали. Конечно, не сравнишь монолог, который он произнес без помех, с монологом, который он произнес с большими помехами. Это действительно редкое мнение на федеральных каналах, что движение "Нет" должно быть. Вы считаете, эта точка зрения дошла до аудитории канала НТВ или не дошла до аудитории канала НТВ в таком виде?

Андрей Колесников: Думаю, что нет. Я думаю, что это никуда не дошло. Я думаю, что граждане интуитивно понимают, ради чего это затевается, даже бабушки и дедушки. Но здесь работает автоматизм голосования. В России давно уже любое голосование на любых выборах или не выборах — это голосование "за". Человек встает почему-то, ругаясь на эту самую власть, идет и голосует за нее, голосует за "Единую Россию" в меньшей степени, чем раньше, но голосует, голосует за Путина.
Мы помним, как мощно за него проголосовали в 2018 году и как сразу у него стал падать рейтинг, до пенсионной реформы он начал падать, слишком большой был подъем. Сейчас ему нужно переподтвердить контракт с населением. Он все время щупает это население: оно еще здесь, оно все еще меня любит? Социология показывает, что 44% готовы голосовать за, 32% "против, 24% не определились. Но из числа тех, кто уверенно сказал, что приду, 55% готовы голосовать за, а те, кто говорит, что не пойду, 58% против.

Елена Рыковцева: Я хочу с вами обсудить удивительную, фантастическую, трагикомическую, я бы сказала, историю, которая происходит с одним арестом. Я вернусь на 16 лет назад и напомню, что когда-то Михаил Борисович Ходорковский сел по версии очень многих политологов потому, что начал спонсировать Коммунистическую партию Российской Федерации. Ему сказали: "Яблоко", пожалуйста, СПС, развлекайтесь с либералами, но ты покусился на коммунистов — это нельзя. Это не то, чтобы святое, но это опасно, это сила, которую мы хотим контролировать сами, мы тебе коммунистов не отдадим.
Геннадий Андреевич Зюганов никогда не произносит имя Владимира Путина в отрицательном, в жестко негативном контексте. Он может ругать все, что угодно — власть, Кремль, поправки, но он никогда впрямую не ругает Путина. По некоторым доносящимся до нас слухам, не очень-то позволяет своему ближайшему окружению тоже лично, персонально ругать Владимира Владимировича.

И вдруг появляется человек, я вообще не знала, что он коммунист, все эти годы он сидел на федеральных каналах и очень активно поддерживал власть во всех ее начинаниях, особенно в украинском вопросе, он во всех эфирах вел абсолютно прогосударственную, пропутинскую линию. Это Николай Платошкин, абсолютно верный, провластный, прокремлевский человек. Вдруг он стал ругать Владимира Путина персонально. Он, в отличие от других коммунистов, стал это имя произносить вслух, всуе, даже в такой ернической манере.

Елена Рыковцева: Это было в марте, когда поправки должны были голосоваться 22 апреля. Потом грянул карантин, и Николай Платошкин занялся призывами на пикеты, на митинги.

Елена Рыковцева: Дальше Николай Платошкин начал говорить о том, что скоро карантин снимут, митинги будут разрешены. И вдруг этого человека под белы рученьки в «воронки», тюрьма. Сейчас отпустили под домашний арест. Инкриминируют ему чуть ли, не подрыв государственного устроя. Вот что ждет человека абсолютно лояльного, абсолютно своего, столько сделавшего для Путина, партии, Кремля, когда он вдруг решил пойти против Владимира Путина в деле этой поправки.

Андрей Колесников: Сама история Платошкина, его арест свидетельствует о том, что, естественно, весь сыр-бор вокруг одной поправки, самой главной. Нельзя с этой стороны ее критиковать, отсюда не ждали, поскольку это запрещено.
Многие средства массовой информации работают с таким ограничением: можете писать, о чем угодно, только не трогайте Владимира Владимировича. В данном случае не трогайте поправку. Как любой арест, этот арест имеет воспитательное значение для остальных: если вы не поняли, в эту зону вы заходить не должны. Пострадал человек за то, что нужно воспитывать всех остальных.

Елена Рыковцева: Аббас, если вы согласны, что это воспитательный носит характер, что мы своего не пожалеем, когда он полез не на ту территорию, это может возыметь такой эффект, что испугаются и не будут больше этим движением "Нет" заниматься, попридержат коней? Сработает эта мера воспитательная?

Аббас Галямов: Конечно, в отношении кого-то сработает, в отношении кого-то не сработает. Те, кто не испугается, станут еще более радикальными. Любые репрессивные меры ведут к двум следствиям.
Первое следствие — это уменьшение числа желающих возмущаться и протестовать.
Второе следствие — это радикализация тех немногих, кто по-прежнему продолжает это делать. Условные сторонники Навального станут еще более мобилизованными, еще более радикально настроенными. В этом смысле репрессивные действия ведут к следствию двоякого характера, поэтому не являются универсальным способом решения проблемы. Говоря о низком рейтинге Путина, я позволю себе использовать историю с Платошкиным в качестве еще одного подтверждения своего тезиса о том, что популярность Путина действительно падает. Почему вдруг Платошкин перекрасился, был лоялистом и вдруг ушел в оппозицию? Таких же на самом деле много в истории происходит, та же самая КПРФ, они проголосовали против поправки Терешковой, казалось бы, еще недавно немыслимая вещь, но они взяли и проголосовали против. Они проголосовали в Госдуме против и сейчас они сказали, что мы призываем своих сторонников прийти и проголосовать против поправок. Платошкин радикализовался, основная КПРФ радикализуется. Это и есть подтверждение того, что в целом режим начал осыпаться.


Елена Рыковцева: Я все-таки охлажу ваш оптимизм по поводу коммунистов, потому что они сегодня исключили из партии свою коллегу Шувалову за то, что она провела круглый стол с Навальным. Это нельзя, пока это не принято, потому что она слишком радикальный для них человек, наверное.