June 15th, 2020

Меняем тактику. Если драка неминуема, нужно бить первым.

Меняем тактику. Если драка неминуема, нужно бить первым.
Владимир Ломовцев
Присвоив природные ресурсы, группа Путина понимала, что драка неминуема и поэтому Путин нанёс удар первым. Сменив закон о референдуме, он фактически лишил нас права на проведение референдума, но мы промолчали. Следующим законом он лишил нас права собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование, мы промолчали. Укрепив свою власть, Путин нанёс очередной удар, увеличив возраст выхода на пенсию, мы пошатнулись, но снова промолчали.
Сейчас Путин готовится нанести завершающий удар, сменив Конституцию. Если мы не ответим на этот удар, мы упадём и можем больше не подняться. Принимая поправки, мы подписываем акт капитуляции. После смены Конституции

Путин получает наше согласие объединить субъекты Российской Федерации в федеральные территории с организацией публичной власти. Федеральный закон о создании федеральных территорий и организации публичной власти, будет принят после того как мы «добровольно» на всенародном референдуме выразим своё согласие.

Публичная власть – это власть господствующего класса, принимая поправки, мы соглашаемся с тем, что власть в стране должна принадлежать тем, кто присвоил себе природные ресурсы, ранее принадлежавшие всем в равной степени.

Принимая поправки, мы в Конституции закрепляем полномочия Госсовета, фактически те же самые что и у президента и даём право Путину на формирование Госсовета, статус которого будет определён федеральным законом после принятия нового проекта Конституции.

Принимая поправки, мы даём своё согласие на то, что Путин лично может назначить в Совет Федерации 30 сенаторов и семь из них пожизненно, тем самым позволяем ему наделить властью и депутатской неприкосновенностью своих компаньонов.

Если мы не сможем объединиться и сказать, решительное НЕТ ПОПРАВКАМ ПРИНИМАЕМЫМ ПАКЕТОМ, то Россию ждёт участь СССР. Развал СССР тоже начинался с референдума «о сохранении Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик».

Сказать НЕТ, так чтобы нас услышали, мы можем, только если все кто против принятия поправок примет участие в голосовании и нас будет больше 50% от общего количества граждан имеющих право голоса.

Чем больше граждан не примет участие в голосовании, тем больше вероятность, что проголосовавших против, будет меньше 50%. Доказать, что большинство граждан, было против изменения Конституции, будет затруднительно.

Чтобы минимизировать возможность фальсификации результатов необходимо информировать граждан, что бюллетени проголосовавших не на основных избирательных участках могут быть заменены. Поэтому все кто голосует против, должны голосовать только на основных избирательных участках, где можно организовать неофициальный подсчёт принявших участие и составить списки тех, кто проголосовал против.

На избирательном участке многие знают друг друга или имеют общих знакомых, тем, кто «против» нет необходимости скрывать то, что они не согласны со сменой Конституции, которая проводится с нарушением действующей Конституции.

После объявления результатов голосования на каждом избирательном участке при расхождении результатов официального подсчёта с неофициальными данными можно сразу разобраться, кем допущена ошибка.

Те, кто говорит, что власти нужна только наша явка, а остальное нарисуют, работают по заказу власти. Всем понятно, что чем меньше людей примет участие в голосовании, тем легче будет объявить нужные результаты. Те, кто не принимал участия не придут проверять результаты. А вот если все придут и все проголосуют против, а им скажут, что они проголосовали ЗА, то они потребуют проверки результатов.

Если все проголосовавшие против придут на свои избирательные участки, чтобы посчитать, сколько было против, то власти придётся признать, что большинство было против. Власть боится этого, а не бойкота.