June 3rd, 2020

Борьба патриотов, молчание СМИ.

Борьба патриотов, молчание СМИ
Армия Воли Народа. Автор: 21 Апр 2017. Юрий Мухин.

Изменой народу России и демократии следует считать молчание СМИ России об отчаянной борьбе в Тверском суде активистов Инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть» (ИГПР «ЗОВ») Барабаша К.В., Мухина Ю.И., Парфёнова В.Н. и Соколова А.А. за ПРАВО НАРОДА РОССИИ НА УЧАСТИЕ В РЕФЕРЕНДУМЕ. А фактически – за главный принцип демократии – за то, чтобы высшей властью в России являлся народ. И этим молчанием соучаствуют в преступлении лишения народа России права на прямое участие в управлении государством. Объяснения журналистов, что они, дескать, не юристы и не могут вмешиваться в действия суда, в данном случае не проходят, поскольку дело предельно простое, а попрание Тверским судом правосудия – очевидно.

Вы можете понять из этого обвинения, в организации деятельности какой именно организации обвиняются подсудимые, – АВН или ИГПР «ЗОВ»?

А вы представьте, что лично вас арестовали, два года держали в тюрьме, привели в суд и там сказали, что вы обвиняетесь в убийстве. Вы, естественно, спросите, кого и когда вы убили, а вам заявят, что вот это вам разъяснять не обязаны.

Именно это и происходило в Тверском суде по делу ИГПР «ЗОВ»: плюнув на законы, подсудимым категорически отказываются разъяснять существо обвинения – в организации деятельности, какой из двух организаций, они обвиняются, и какую экстремистскую деятельность, указанную в части 1 статьи 1 закона «О противодействии экстремистской деятельности» им, инкриминируют. Сначала, в нарушение части 5 статьи 172 УПК РФ открыто ОТКАЗАЛАСЬ разъяснять существо обвинения следователь Талаева Н.А., что доказывают материалы дела. Мало этого, на заседании Тверского суда 23 ноября 2016 года, в нарушение части 4.1 статьи 47 и части 5 статьи 246 УПК РФ, открыто ОТКАЗАЛАСЬ разъяснять существо обвинения помощник прокурора ЦАО г. Москвы Фролова Е.С.. А за гособвинителем, в нарушение части 4.1 статьи 47 и части 3 статьи 15 УПК РФ, открыто ОТКАЗАЛСЯ разъяснять существо обвинения слушающий дело федеральный судья Криворучко А.В.

Вот в чём дикое беззаконие данного дела – людей держат в тюрьме, обвиняют в тяжком преступлении, но в силу того, что они не совершали никакого преступления, не разъясняют (не способны разъяснить), в чём это преступление заключено.

Трагизм положения ещё и в том, что судья, прокуроры и следователи, держа в заключении активистов Инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть», воспрепятствуют этим преступлением всем гражданам России участвовать в организуемом Барабашом, Мухиным, Парфёновым и Соколовым референдуме. А вот это уголовное преступление, за которое по статье 141 УК РФ виновные наказываются лишением свободы на срок до 5 лет.

То есть, если восстановить право народа на референдум и освободить активистов ИГПР «ЗОВ», то нужно посадить в тюрьму судей, прокуроров и следователей, организовавших попрание этого права народа.
Таким образом, сохранить за народом право на участие в референдуме возможно усилиями только всех СМИ России, и уклонение от этой обязанности – это предательство народа журналистами России.

Совершенно ясно, что суд, запрещая инициативной группе собирать согласие НАРОДА на проведение Референдума, объявляет сам Референдум экстремистским действием в нарушение Конституции.

1. СУДЬИ ВЕРХОВНОГО СУДА: БОЖЬЯ РОСА!
Автор Мухин Ю.И.

Я прервал тему рассмотрения нашей жалобы в Верховном суде на решение Мосгорсуда о запрете деятельности АВН до получения определения Верховного Суда в окончательном виде, то есть, с мотивировками судей ВС, почему они оставили решение Мосгорсуда в силе. Это определение, наконец, получено, поэтому продолжу тему.

Итак, 22 февраля, до рассмотрения сути нашей жалобы, адвокат Г.И. Журавлев подал коллегии Верховного Суда (ВС) два ходатайства:

«Как указывалось в кассационной жалобе, суд первой инстанции не обеспечил стороне ответчика реальной возможности представить необходимые доказательства в подтверждение своих доводов.

В частности, суд некритически принял произвольный довод заявителя – прокурора о статусе организации АВН как Межрегионального общественного движения, не приняв доказательство ответчика об общероссийской цели АВН и отказал в ходатайстве ответчика об отложении дела, в связи необходимостью получения дополнительного доказательства.

Таким доказательством, по мнению ответчика могли быть фактические сведения о наличии в регионах РФ конкретных представителей АВН, занимающихся вопросами организации создания инициативных групп по подготовке общероссийского референдума
.
Еще 10 октября 2010 г. представителем ответчика – адвокатом, в соответствии с полномочиями, предоставленными ему Федеральным законом был направлен официальный запрос по известным адресам представительств в 56 регионах РФ.
Совершенно очевидно, что ответ на запрос не мог быть подготовлен немедленно.


Представители ответчика представляют на обозрение суду официальные ответы лиц, проживающих в 46 регионах страны о своей деятельности по организации проведения референдума. Местожительства и подписи этих лиц, заверены нотариально.

Прошу обозреть указанные документы, в соответствии с приложенным списком и приобщить к делу их копии».

2. «Как указывалось в кассационной жалобе, суд первой инстанции не обеспечил стороне ответчика реальной возможности представить необходимые доказательства в подтверждение своих доводов.
В то же время судом было принят в качестве доказательства судебный приговор в отношении члена АВН Мухина Ю.И., обстоятельства дела по которому, по мнению ответчика, неотносимы к предмету разбирательства по настоящему гражданскому делу. Поэтому указанное доказательство не может быть допустимым.

Между тем, в Свердловском районном суде г. Костромы рассматривалось уголовное дело в отношении Замураева Романа Владимировича, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст.282 ч.1 УК РФ, который, как следует из материалов этого дела, «являясь членом официально незарегистрированного общественного движения «Армия Воли Народа» (АВН)… с целью пропаганды на территории Костромской области и привлечения в ряды АВН новых сторонников разместил… информационный материал «Ты избрал – тебе судить!».

Указанный суд вынес оправдательный приговор, который вступил в законную силу. Заверенные копии приговора и кассационного определения Костромского областного суда получены представителем – адвокатом ответчика в установленном законом порядке.

Прошу приобщить к делу и исследовать в качестве доказательства ответчика вышеуказанные судебные постановления, так как сведения, имеющиеся в них, подтверждают, как законность действий члена АВН Замураева Р.В. по пропаганде идеи АВН, так и законность целей этой пропаганды».

Теперь, чтобы вы поняли, что творили вежливые судьи Верховного суда, вдумайтесь в содержание статьи Статья 347. «Пределы рассмотрения дела в суде кассационной инстанции»:

«1. Суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. Суд оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства, если признает, что они не могли быть представлены стороной в суд первой инстанции, подтверждает указанные в обжалованном решении суда факты и правоотношения или устанавливает новые факты и правоотношения».

То есть, суд рассматривает ТОЛЬКО ДОВОДЫ ЖАЛОБЫ, а не решение, и не дело – это, во-первых, во-вторых, он обязан рассмотреть и доказательства, если жалующийся не имел возможности представить их в суд первой инстанции.

Суд видел, что заверенные нотариусом заявления региональных представителей АВН поступили по почте позже вынесения Мосгорсудом решения о запрете деятельности АВН, что приговор по делу Замураева тоже вынесен позже указанного решения. То есть, Верховный Суд видел, что АВН не могла представить эти доказательства в Мосгорсуде, тем не менее, Верховный суд отказался эти доказательства приобщать к делу и рассматривать. Как это понять.
А теперь о том, как Верховный Суд рассмотрел доводы нашей жалобы.

Начал я с двух ходатайств.

1. «Даже не просто Конституция РФ, а Основы конституционного строя в статье 3 Конституции РФ устанавливают: «3. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы».

А в заявлении прокурора Москвы АВН обвиняется: «Таким образом, главная цель межрегионального общественного движения «АВН» по организации референдума для принятия поправки к Конституции РФ и закона «О суде народа России над Президентом и членами Федерального собрания Российской Федерации» противоречит Конституции РФ, подрывает основы конституционного строя и направлена на его насильственное изменение, нарушает целостность Российской Федерации, воспрепятствует законной деятельности государственных органов»

И представитель Прокурора Москвы на процессе И.В. Семенова заявила суду (Т. 2, л.д. 179 второй абзац сверху): «Целью МОД АВН является организация референдума для принятия поправки к Конституции РФ (ст. 138) «О суде народа России над президентом и членами Федерального Собрания РФ». Цель МОД АВН изначально противоречат Конституции РФ, подрывает основы общественного строя и направлено на его насильственнее изменение. Деятельность таких организаций запрещена». Мосгорсуд охотно согласился с Прокурором Москвы, не дав ответчику никаких разъяснений по вопросу, почему организация референдума стала преступным экстремистским деянием?

Поэтому мы просим Верховный Суд разъяснить нам, кто изменил Основы конституционного строя России и поручил судам признавать преступной деятельностью организацию референдума?»

«Прокурор Москвы просил суд удовлетворить два исковых требования: по первому - признать Армию воли народа экстремистской организацией и, используя первое требование, как основание второго, запретить ее деятельность.

Первое исковое требование Прокурора Москвы (следовательно, и весь иск), признать АВН экстремисткой организацией, не было основано на законе, поскольку в тексте статьи 9 закона «О противодействии экстремистской деятельности», на которой, якобы, основал свое решение суд, и слова нет о судебном признании организаций экстремистскими.

Закон установил запрет организаций за их конкретную деятельность, в том числе и экстремистскую, вызывающую вред обществу. Именно это установлено и в статье 9, и в статье 282.1 УК РФ, и в пункте 2 статьи 1 закона «О противодействии экстремистской деятельности», в котором для целей, которые преследует закон, дано определение: «экстремистская организация - общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которых по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности».

Весь процесс мы пытались обратить внимание суда на то, что исковое требование о признании АВН экстремисткой, означает, что деятельность АВН уже была запрещена судом ранее. Но судья Казаков блокировал все наши попытки.

Это не игра словами. Установить, что АВН занимается экстремистской деятельностью, можно только в уголовном процессе, поскольку инкриминированная АВН деятельность запрещена Уголовным кодексом под угрозой наказания. А вот просто обозвать организацию экстремисткой и на этом основании ее запретить, получается, что можно и в гражданском процессе. Такова логика Прокурора Москвы и Мосгорсуда.

Мы задали представителям Прокурора вопрос о материальном основании его искового требования (Т.2 л.д. 72): «ВОПРОС 28. … Процитируйте, какими словами в этом законе сказано, что суд в рамках закона «О противодействии экстремистской деятельности», обязан или может признавать экстремизм организаций?».

Казаков снял этот наш вопрос, но сам, ни в ходе процесса, ни в Решении не указал, на основании какого положения законов он удовлетворил это исковое требование истца.

Такое поведение суда, признавшего исковое требование, отказавшись установить положение закона, на основании которого это требование заявлено, вынудило нас изъять эту часть из кассационной жалобы и заявить ее отдельным ходатайством:

- мы просим Верховный Суд разъяснить, процитировав из Гражданского кодекса или закона «О противодействии экстремистской деятельности», на каком законном основании Мосгорсуд признал экстремисткой организацией Армию воли народа, которая до этого суда не была запрещена по основаниям закона «О противодействии экстремистской деятельности»?

Тот, кто прочел текст определения Верховного суда, может убедиться, что коллегия Верховного Суда ни единым словом не обмолвилась об этих моих доводах, , то есть, фактически признала, что в России организация референдума ЯВЛЯЕТСЯ ЭКСТРЕМИСТСКИМ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ, а закон «О противодействии экстремистской деятельности» НЕ ВВОДИТ СУДЕБНОГО ПРИЗНАНИЯ общественных объединений экстремистскими.

Далее я суммировал доводы нашей жалобы.

«Уважаемый суд! Я тезисами дам наши доводы, в том числе и те, о которых мы не писали в жалобе, но которые также являются основаниями для отмены решения. Подробно на них остановятся адвокаты.
Более 13 лет назад я разработал вопрос референдума, который изложен в материале «Ты избрал – тебе судить!» (в документах, приложенных к заявлению Прокурора Москвы, этот материал находится на страницах 64 и 65). До 2009 года регулярно, в каждом четном номере этот материал публиковался в газете «Дуэль», не вызывая ни у кого возражений и был опубликован примерно 300 раз. Мало этого, разработанный мною вопрос референдума поддержала Национальная ассамблея России, в прошлом году его поддержал Социальный российский стратегический форум, этот вопрос входит составной частью в программу партии РОТ ФРОНТ, О. Шенин включал его в свою предвыборную программу в России, а Председатель Социалистической партии и ныне член Европарламента А. Рубикс – в Латвии.

После разработки вопроса референдума, я начал организацию группы граждан по реализации инициативы проведения референдума с этим вопросом. До регистрации в Центризберкоме инициативная группа взяла себе собственное имя «Армия воли народа», то есть, армия волеизъявления народа.

Наша деятельность законна, препятствие нашей деятельности является преступлением, предусмотренным статьей 141 УК РФ. Мы не боимся суда по нашей деятельности.

Поэтому, когда 29 апреля 2009 года кто-то вставил в текст выступления заместителя Генерального Прокурора В. Гриня слова о том, что Армия воли народа экстремистская организация, то я и многие другие участники референдума написали заявления с требованием возбудить против Гриня уголовное дело по статье 129 УК РФ за клевету (Т.2, л.д. 83-85). То есть, мы потребовали, чтобы Гринь в рамках уголовного дела доказал, что организация референдума является преступной экстремистской деятельностью. Но Гринь ответил банальным для российской прокуратуры способом - Прокурор Москвы подал в Мосгорсуд заявление о признании Армии воли народа в рамках гражданского дела преступной организацией.

Как видите, все дело с экстремизмом АВН затеяно чтобы доказать, что, хотя заместитель Генпрокурора Гринь и оклеветал АВН, но оклеветал он ее правильно!

Хорошо - суд так суд, однако, мы провели в здании Мосгорсуда три судебных дня, видели многое, даже решение Мосгорсуда получили, но суда нам так увидеть и не удалось. Поясню свою мысль.

1.Конституция России статьей 18 возложила особые обязанности суда охранять Конституцию. Основы конституционного строя статьей 3 устанавливают суверенное, то есть, единоличное и никем не оспариваемое право граждан на референдум.

Председательствующий в судебном заседании М.Ю. Казаков с положениями статьи 3 ознакомлен, он установил, что нашей целью является референдум, но в своем Решении признает преступниками граждан, создавших инициативную группу по реализации инициативы проведения референдума. Попутно со статьей 3, Казаков втоптал в грязь положения и статей 30 и 32 Конституции.

У меня риторический вопрос – и это российский судья?

2. По закону у инициативной группы по проведению референдума не может быть руководителей, представляющих ее в суде, до момента, пока эта группа не сможет провести собрания, численностью не менее 100 человек каждое, в более чем половине субъектов Федерации и избрать руководящие органы. Председательствующему это было разъяснено, предъявлен Устав (Уговор) АВН, из которого ясно, что руководителей, имеющих право представлять АВН в суде, у организации нет, АВН управляется коллегиально, следовательно, в процессе ее пока никто не представляет (Т. 2 л.д. 7). В ответ председательствующий и не пробует разрешить этот вопрос, а в нарушение статьи 364.2.4. ГПК РФ проводит процесс и выносит решение в отношении прав АВН – в отношении лица, так и не привлеченного к делу.

Это судья?

2.Мы разъяснили председательствующему, что даже если смотреть на нас, как на общественное движение, то наше дело подсудно только Верховному суду, поскольку у АВН имеются представительства в более, чем половине регионов России, следовательно, АВН общероссийское движение. И мы представили по закону оформленное доказательство того, что у нас представительства в более чем половине субъектов Федерации. В отличие от нас, прокурор не представил ни единого доказательства того, что мы не общероссийская организация, но председательствующий согласился с прокурором. Мы просим суд дать нам время собрать от каждого представителя АВН в субъектах заверенные нотариусом подтверждения их статуса. В ответ председательствующий не только отказывает нам в этом, но и в нарушение статьи 27 ГПК РФ проводит процесс явно несвоей подсудности 10 часов подряд, без перерыва не только на обед, но и на туалет.

Это беспристрастный судья?

3. Мы зачитываем истцу положение закона, из которого следует, что экстремистская организация, это уже запрещенная организация, задаем истцу вопрос, процитировать положение любого закона, дающего ему право на первое исковое требование – просить суд признать не запрещенную судом АВН экстремисткой организацией. Закон требует от судьи, чтобы его решение было обосновано, а председательствующий Казаков в нарушение статьи 195 ГПК РФ снимает этот вопрос, как не относящийся к делу. Как вопрос правовой обоснованности судебного решения может не относиться к делу?

И это был судья?

4. Председательствующий, не обсуждая вопроса и не сообщая об этом даже истцу, практически полностью вышел за пределы исковых требований, взяв на себя исключительные права истца по изменению предмета и основания иска, установленные статьей 39 ГПК РФ, о чем скажет адвокат. И, что выглядит особо издевательски, Казаков сослался в решении на то, что он, якобы, руководствовался статьей 196 ГПК РФ, которая запрещает суду выходить за пределы заявленных истцом требований.

То есть, Казаков рассмотрел не иск прокурора Семина к АВН, а тайно от сторон рассмотрел свой собственный иск к АВН.

Это беспристрастный судья?

5. Примечательно, что два экстремистских преступления, вмененных АВН лично Казаковым, - публичное оправдание терроризма и иной террористической деятельности (ст.205.2 УК РФ) и возбуждение социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию (ст.282 УК РФ) – председательствующий взял из копии некой бумажки, с названием «Экспертное заключение». Причем даже из этой бумажки не следует, что этот эксперт предупреждался об ответственности за дачу ложного заключения, сам суд вопросы этому эксперту не ставил, с нами их не обсуждал, в суд Казаков этого эксперта не пригласил.

Если человек не имеет понятия, какие доказательства являются допустимыми, а какие нет, - это судья?

6.Уважаемый суд! Экстремистская деятельность – это деятельность по совершению преступлений и правонарушений экстремистской направленности. Согласно статье 282.1 УК РФ «Создание экстремистского сообщества, то есть организованной группы лиц для подготовки или совершения преступлений экстремистской направленности», а также «Участие в экстремистском сообществе» является преступлением. Никогда такого не было, но сейчас есть – сейчас сам факт участия в организации, деятельность которой запрещена, является преступлением.

По первому исковому требованию Прокурора Москвы, Казаков признал АВН экстремисткой организацией, в нашем случае, экстремистским сообществом, имеющим целью совершение преступлений экстремисткой направленности, предусмотренных статьями 205.2, 278 и 282 УК РФ. Этим самым Казаков признал всех членов АВН уже виновными в совершении преступления, предусмотренного статьей 282.1 УК РФ, и признал это в рамках искового производства.

В своем заявлении, в обоснование второго искового требования по прекращению деятельности АВН, Прокурор обвинил АВН в деяниях, защита общества от которых является задачей Уголовного кодекса, заданной в статье 2 УК РФ. Мы указали на это председательствующему, но он точно также и в этом случае разрешил задачи Уголовного кодекса в рамках искового производства.

Если человек не знает, какие дела в рамках какого производства рассматриваются – это судья?

7. Уважаемый суд, даже не имеющие юридического образования люди, знают, что преступление обязано иметь состав, и что при отсутствии состава, деяние не является преступлением. Мы показали суду, что истец не только не указал объект вменяемых АВН преступлений экстремистской направленности, но помощники прокурора даже в судебном заседании все еще не могли его выдумать, - не могли, к примеру, указать, какую статью основ конституционного строя АВН собирается насильственно изменить при помощи референдума.

Тем не менее, председательствующий не только признал преступными деяния, не имеющие и признака состава преступления, но еще и свои собственные измышления в отношении преступных деяний инкриминировал ответчику.

Это судья?

8.Истец обвинил ответчика в приготовлении тяжких преступлений экстремисткой направленности, мы указали суду на статью 49 Конституции, на статьи 60 и 61 ГПК РФ, в конце концов, мы указали на Постановление Верховного суда, требующего по гражданским делам факт совершения преступления и лиц его совершивших, признавать с учетом вступивших в силу приговоров. В ответ Казаков в своем решении пишет, что закон от него этого не требует, и в исковом производстве признает сотни человек сразу лицами, приготовляющими особо тяжкие преступления.

Это судья?

Уважаемый суд! Особым цинизмом следует считать ссылки Казакова на решения Страсбургского суда, поскольку своим решением Казаков втоптал в грязь положения статьи 6.1 Европейской конвенции по правам человека, устанавливающее право на справедливое разбирательство дела независимым и беспристрастным судом, положение статьи 6.2, требующей устанавливать вину законным порядком, положения статьи 10, установившей право на выражение своего мнения без вмешательства публичных властей, положение статьи 11 на право свободного объединения, наконец, положения статьи 3 Протокола №1 к Конвенции, установившей законодательное право граждан.

Повторю, мы готовы к любому суду, но проводимому беспристрастными судьями, а не услужливыми помощниками истца, в нашем случае, прокурора.

Еще повторю, обе стороны в данном деле признают, что речь идет о референдуме и о вопросе референдума. Законность вопроса референдума и законность деятельности инициативной группы по реализации инициативы референдума, разрешается в порядке Федерального конституционного закона «О референдуме Российской Федерации». И по-другому быть не может.

Если допустить вмешательство избираемых народом исполнительной или законодательной власти в вопросы собственных выборов и референдума, то это значит ликвидировать свободу выборов. Поэтому вопросы выборов и референдума — это исключительно дело граждан, их объединений и избирательных институтов, с одной стороны, и только судебной власти, с другой стороны.

Уважаемый суд, посмотрите главу 26 ГПК РФ. «Производство по делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». В этой главе и слова нет о вмешательстве в дела референдума такого института исполнительной власти, как прокурор. Только граждане, избирательные комиссии и суд. А у нас прокурор определяет, что народу можно выносить на референдум, а что – нельзя.

И, что для нас главное, ГПК РФ дает перечень дел по вопросам выборов и референдума, которые рассматриваются в рамках ГПК РФ. В этом перечне отсутствуют дела по рассмотрению вопросов законности вопроса референдума и дела о прекращении деятельности инициативной группы по проведению референдума, поскольку, повторю, эти дела разрешаются в ином судебном порядке – в порядке, установленном законом «О референдуме Российской Федерации».

В связи с этим прошу Решение Мосгорсуда отменить и дело прекратить».

Это основные доводы кассационной жалобы, согласно статье 347 ГПК «Суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления». Посмотрите определение ВС по делу АВН - в нем есть хотя бы упоминание об этих доводах, каждое из которых было должно вести к отмене решения Мосгорсуда?

Вновь вернёмся в 2020 год и посмотрим на поправки в Конституцию. Вот эта поправка: П. 12. Ужесточение требований к высшему должностному лицу субъекта РФ и органов исполнительной власти; спрашивается, каких требований, кто должен это проконтролировать, сделать вывод и привести к наказанию, в случае неудовлетворительного выполнения обязанностей? Этого в Конституции нет, следовательно, это пустая поправка. И почему эти поправки вводятся каким то голосованием, а не Референдумом? А что предлагали АВН и Мухин, за что они прошли через суд и тюрьму. Прочтите выше и задумайтесь, уважаемые читатели